Иерусалим: вилла по адресу Бен Маймон, 6*

481

Когда мне грустно, Иерусалим меня развлекает. Он посылает мне разных людей, и некоторые рассказывают истории. Тогда сразу становится понятно, что всё на самом деле отлично. И что судьбы домов очень похожи на судьбы людей. Если у дома не получается стать сказочным домом счастья, показать это окружающим, заставить их улыбаться, то не худший выход – поразить своей историей. Подарю вам одну.

В Рехавии, совсем рядом с печально известным кафе «Момент», которое два раза взрывали, есть узкая подворотня, ведущая во внутренний дворик. Мне как-то пришлось в ней принимать гостей. Это было в мой день рождения, когда во время торжественного выноса торта охрана вежливо вышвырнула всех посетителей кафе на улицу и подальше, так как какой-то кретин оставил подозрительную сумку. Сумку обезвредили, мы вернулись, но полчаса мои гости праздновали именно в этой подворотне. Она мне вообще очень нравилась. Еще когда я не жила в Рехавии, я привела в этот дом мою бабушку — на прием к доктору ухо-горло-носу Скурковичу. Доктору уже тогда было за восемьдесят. Он был учтив и по-старомодному любезен, и моё сердце разбили серебряные флаконы, на одном из которых красовалась надпись «Кокаин». В ответ на мой офигевший взгляд доктор Скуркович сообщил, что кокаин в его профессии всегда использовался очень активно и что такая милая девушка как я могла бы поинтересоваться историей вопроса. Историей использования кокаина в лечении заболеваний ухо-горло-носа я так и не занялась, но зато узнала историю дома, в котором находится клиника доктора.

1024px-Rehavia_006899999

Когда-то, в самом начале английского мандата, в Палестину приехал копт. Рассказывают, что он занимал очень серьезную должность, чуть ли не военную, и был ценим англичанами. Опять-таки рассказывают, что он тайно оказывал очень важную помощь еврейским подпольщикам. Для копта симпатизировать евреям, а не арабам, вроде бы логично, но документов по этому поводу, как водится, не существует. Однако если бы не последующая история, это было бы практически все, что можно было рассказать о копте. Но копт влюбился в юную еврейскую девушку. Копту было уже сорок, ей семнадцать, и происходила она из очень уважаемой и состоятельной ультрарелигиозной семьи из района Меа Шеарим. Проблема в семье была только одна: они не умели воспитывать дочерей. Ну не получалось почему-то. Поэтому девушка немедленно дала копту. После того как ее поступок стал известен — по причинам, которые уже нельзя было скрывать, — девушку выгнали из дома, и семья отсидела по ней шиву. Копт на девушке женился — уж неизвестно, в рамках какой традиции. Она родила ему дочь и сына. В качестве компенсации за потерю связи с семьей копт построил ей виллу, которую назвал в ее честь «Вилла «Лея»».

Villa_Leah_Rehavia_Jerusalem_1950

Рассказывают, что во дворе дома был невероятной красоты фонтан, где все изразцы были разных цветов. Последующие жильцы фонтан закопали. Но это случится еще не скоро.
Пока Лея жила на вилле «Лея», ее сестра вышла замуж за английского офицера. Семья из Меа Шеарим привычно отсидела шиву.

В процессе семейной жизни оказалось, что Лея, кроме красоты, обладает склонностью… ну… к облегченному поведению, а также очень сильным и вздорным характером. Копту она стала изменять буквально с первого дня брака, но он боялся её до ужаса. Чтобы в полной мере наслаждаться семейным счастьем, копт построил ещё одну виллу, по соседству. Так они и жили на двух соседних виллах. Лея всё время ездила в Александрию, самый модный город в регионе, по возвращении наведывалась на соседнюю виллу к копту и вытрясала из него деньги. Копт действительно очень боялся Леи, поэтому деньги прятал в книги своей библиотеки, но по рассеянности забывал, в какие. Видимо, Лея не была поклонницей чтения. Когда он умер и библиотеку выносили, то из многих книг выпадали купюры всех стран и достоинств — некоторые уже давно не имели хождения.

В Александрии Лея познакомилась с генералом египетской армии. Несколько лет она провела между двух мужей, а потом забрала сына и уехала навсегда к своему генералу. В вилле «Лея» осталась ее дочь. Что с ней случилось, неизвестно, говорят только, что она была очень странной. Неудивительно.

Вилла долго стояла пустая, но на этом всё не кончилось. Политика, история и судьбы людей слишком тесно переплелись в этих стенах. И вот итальянцы пошли в военный поход на Эфиопию. Казалось бы, какое отношение уже пустующая вилла «Лея» имела к Италии и Эфиопии? Но и Италия, и Египет, и Эфиопия, и Англия, и Израиль оказались тесно с ней связаны. Правда, в разные периоды времени. Пошли, значит, итальянцы в военный поход. И царь Эфиопии, невероятно голубых кровей, по легенде, прямой потомок царицы Савской и царя Соломона (во всяком случае, у него по этому поводу сомнений не возникало), бежал в Израиль. Естественно, его поселили на вилле «Лея».

640px-Mittelholzer-haileselassie

Хайле Селассие I

Царь со всей свитой жил в изгнании, но соблюдение традиций никто не отменял. И вот во дворе виллы «Лея», прямо возле фонтана, три дня горел огромный костер. До этого соседи могли наблюдать, что во двор вносили верблюда. На костре для царя готовилось следующее кушанье: неразделанный верблюд, в брюхе которого был баран, в брюхе которого был козлёнок, в брюхе которого была курочка. Царская еда — только курочка, которая готовилась во всех вышеперечисленных персонажах. А вы говорите, что фраза «в сундуке заяц, в зайце утка, в утке яйцо, а в нем игла, а там смерть моя», — чистой воды выдумка. Не специалист я в истории царей Эфиопии, но есть шанс, что курочку в какой-то момент могли и отравить. Правда, не в случае царя-изгнанника.

После отъезда царя и провозглашения независимости Израиля встал вопрос – кому же принадлежит вилла? Наследники не объявились, и «Лея» окончательно перешла в ведение государства, которое сделало из неё многоквартирный дом. Но до сих пор в клинике доктора Скурковича сохранилась дверка. Если ее открыть, вы увидите шахту. Это лифт, в котором царю подавали наверх курочку.

В клинику доктора Скурковича ходят десятилетиями. У старых клиентов слух лучше не становится, но память не подводит. Поэтому в очереди, после того как один из стариков заходит в кабинет к доктору, можно услышать, что его приятель, оставшийся в коридоре, злорадно хихикает и говорит:

  • А знаете, кто жил в этом доме? Моше Даян с дочерью. И он частенько устраивал вечеринки. Так этот шлимазл как-то пришел сюда с женой, а ушел уже без жены.

dayan_1

Моше Даян

Скорее всего, это чистая правда. Дом по адресу Бен Маймон, 6 пережил немало разбитых браков и семейных скандалов. Моше Даян, кроме страсти к археологии, испытывал непреодолимую тягу к чужим женам. И жены очень часто предпочитали Моше Даяна своим мужьям.

481_2 481_3

 Бывшая квартира Моше Даяна**

Сейчас жители дома сменились. Легкие следы Леи и копта уже неразличимы, фонтан закопан, следы костра давно исчезли, как и свита эфиопского царя, но еще работает клиника доктора Скурковича, на полочках стоят старые флакончики, и некоторые иерусалимцы помнят чужих жён Моше Даяна.

Автор текста: Алиса Нагроцкая


  • Текст написан для сайта booknik.ru и публикуется на Медведиаторе с любезного разрешения автора.

** А вот здесь можно рассмотреть квартиры в вилле Лея во всех подробностях.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s